Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Hi Jack!

"...доски в бане гладко, во избежание заноз построгать, но положить строганным вниз."

По наводке от неизвестного (вам) друга из Кирьят-Шмона. ПлакалЪ ))).
----------------------------
Э. Бормашенко
Заседание Сената.
«Человек по природе своей склонен более к осуждению, нежели к похвале».
А. С. Пушкин, Исторические Записи.

Мир без меня нежелателен, но возможен; вообразим мир без звездного неба надо мной и нравственного закона во мне. Трудно- представим мир, опроставшийся от всех наличных вещей, но мир без заседаний невозможен и невообразим. Без них не обойдутся ни сверхцивилизации, ни инобытие. Райская доэмигрансткая жизнь в Харькове представлялась так: семья, работа плюс колбаса; минус гебье, КПСС и профсоюзные собрания, а в Израиле: семья, работа плюс здоровье; минус арабы и заседания Сената.
Сегодня заседание Сената колледжа, черный день в календаре. О черном дне можно думать, но поминать его всуе нельзя. В американском университете ректор ляпнул: "у меня вчера был черный день", одарив слушателей голливудским оскалом, мышечным усилием схожим с улыбкой. Афроамериканские доценты не сразу (наверняка, изможденные диетами, крысоподобные профессорши надоумили), но сообразили: "черный – это, что же, непременно – плохой?" Вон отсюда, недобитый расист. Ректор тоскливо огрызался: я не недо-бит, я плохо информирован; пустующие, небеременеющие профессорши не научили, язык-фашист подвел. Отбрехивался вяло, от трибунала политкорректности – пощады не жди, пришлось, поджав немодный белый хвост, уползать в отставку.
Ножищи огромного, полированного П-образного стола почти упираются в стену зала заседаний. Еще немного, и стол обсидят почтенные профессорские плеши, присыпанные перхотью пиджаки, пестрые платки и парики. Надо занять местечко поближе к выходу. Часа полтора я выдержу; когда последний шмат терпения отломится, озабоченно полезу в карман за мобильником, плотненько прижму к уху и, озабоченно сутулясь, засеменю из зала заседаний, разведя на физиономии крайнюю озабоченность. Нельзя же не ответить, когда беспокоит по личному делу сам Царь Машиах. Никто мне, разумеется, не звонил, но как иначе смыться, не обронив лица?
Но прихожу я вовремя, иначе не займешь креслица у выхода. Напротив меня уже ерзает на стуле тощенькая профессорша Майя Соломонова, молекулярный биолог. Ее ручки рыскают по полировке, щека подергивается тиком, мушиные, вылупленные глазки ни на чем долго не задерживаются. Правый сканирует меня, а левый стопку оттисков, засиженных разомкнутыми коричневыми кружочками. Много кофе пито над статьями профессором Майей, дамой нервной, честолюбивой и даровитой.
Майя отпускает статьи на покаяние и, жеманно отставив острый угол локотка, поправляет косыночку, отнюдь не герметично покрывающую кудряшки. Майя – слегка религиозница; цветастая, двусмысленная тряпица на ее голове несет многослойное послание: я женщина, скромная, богобоязненная, но не мракобеска, парика от меня не дождетесь. Косыночку Майя поправляет для меня, чарует, как может, дробно просчитывая сметливыми мозгишками, устроит мне этот тип вырванные годы, или нет? Этот тип – я, профессор Лернер, Борис Михайлович. Год тому назад, по врожденной болтливости, я рассказал Майе об изящной математической схеме, явно не бесполезной в ее исследованиях.
Ее проворства я недооценил, Майя быстренько провела эксперимент, отшлепала патент и стрижет с моей схемы развесистые купоны, в трудах и заботах своих забыв помянуть меня по имени. До этой истории я не замечал прикорнувшего в прилагательном "проворный" – вора. А теперь ей приходится с головы до ног прыскаться дорогущими духами, стрелять глазками, намекающими на гормональные неполадки, и томно теребить косыночку. Нет, скандала в комиссии Колледжа по научной этике я ей не учиню – лень.Collapse )

Оригинал живет тут
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Hi Jack!

Образованцы наступают: что такое Болонская система.

Originally posted by toyahara at Образованцы наступают: что такое Болонская система.
Я видел западные университеты до введения Болонской системы, и после неё. Теперь мы чешем репу: где найти специалистов, которые могли бы что-то делать. Берем из технических училищ и натаскиваем - увы :(.

Поэтому вот вам визуальная иллюстрация высшего образования. Болонская система реально плодит болонок. ))

Аллегория Аполлоновна Productions©:

Выпускники вузов до введения Болонской системы.


И - после введения Болонской системы


ban me

“Reddie” или поколение бесцветных.

От стрессов детских, от изьянов,
Всех может излечить Касьянов.
Хотя... Тут меру надо знать
В день больше трёх "пилюль" не принимать...



Originally posted by nataliapelevina at “Reddie” или поколение бесцветных.
hje_6XMN6SIКогда мне исполнилось двенадцать лет, мы с семьей уехали жить в Лондон. Случилось это за два года до развала СССР. Мой папа работал в международной организации. Первые два года я училась в российской школе при посольстве. Тогда детям советских работников было запрещено не только учиться в английских школах, но и свободно перемещаться по городу.

Но скоро Союз рухнул, и мы обрели разные виды свободы, включая и свободу учиться, где пожелаем.
Я продолжила учебу в Sothbank International School. В этой частной школе учились ребята более тридцати национальностей, дети дипломатов, бизнесменов и международных чиновников. Это была престижная школа с хорошей репутацией в центре Лондона, и в которой с первого дня для меня жизнь стала адом. Школьники никогда раньше не видели "советского" ребенка, и для них я была существом почти потусторонним или с другой планеты. На меня смотрели, собравшись в кучку, не желая подходить, будто я была заразная. Я чувствовала себя животным в зоопарке, редким и экзотическим. Меня называли “commie” (от “коммунист”) и “reddie” (от “красная”).

Так я жила долго. Когда не было больше сил сидеть одной на ланче, ела свои бутерброды сидя на толчке в туалете. Общались со мной только “батаны” из Японии и парень из Ирака с заячьей губой. Но они были просто тихие, а я бы изгоем. То, что со мной происходило, заставило меня попытаться разобраться в причинах. Я понимала, такое ко мне отношение - результат не моих действий, а взрослых дядей и тетей, превративших страну, в которой я родилась, в устрашающее, жестокое и бессмысленное нечто. В страну-урода. Таким уродом для детей в моей школе в результате была и я.

Они так ко мне относились, не понимая политики, и просто потому, что долго слышали, про далекий и неизвестный Советский Союз, который несет зло и ужас и, конечно, им казалось, что люди и дети там не такие, как они.

Директор школы (Principal) вызвал меня к себе, чтобы я назвала тех, кто меня травит. Я сделала удивленный вид и сказала, что не знаю, о чем он говорит и что у меня все хорошо. Он, конечно, не поверил, в школе все про эту мою «изоляцию» знали, но понял, что говорить я ничего не буду. Не знали и мои родители.

Прошло много времени. Назад смотреть не больно. Вопроса о том, чтобы тех, для кого я была “reddie”, прощать даже не стояло, так как я изначально не испытывала к ним большой обиды, понимая, что их действия были последствием чего-то от них независящего, а значит не были полностью их виной.

Не прощу я тех, кто позволит такому случиться снова. Только на сей раз это произойдет без какой-либо идеологии и исключительно ради личных амбиций группы лиц, стоящих у власти. А расплачиваться, если эта трагедия реализуется, лет через пятнадцать будет такой же ребенок, как когда-то я.

Сейчас речь идет о судьбе детей, родившихся в дни протестов 2012 года. Я не хочу для них участи, выпавшей когда-то на мою долю. И если меня называли “красной”, потому что с этим цветом ассоциировался советский режим, то сейчас растет поколение бесцветных, потому что они родились в период режима бессмысленного и бесцветного зла.

Оба-два

ИНИОН vs. Детская Библиотека

Когда я увижу что-то похожее, сделанное ИНИОНом бесплатно, а не через подставные компашки "академика" "Пива & вора",

я начну заламывать себе руки. А так - пускай их заламывают оппам.


Новые материалы: Подснежник: 10

      Название: Подснежник_1861_№ 04. Апрель. Год четвертый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35612

      Название: Подснежник_1861_№ 07. Июль. Год четвертый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35613

      Название: Подснежник_1861_№ 09-10. Сентябрь-Октябрь. Год четвертый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35614

      Название: Подснежник_1861_№ 11. Ноябрь. Год четвертый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35615

      Название: Подснежник_1861_№ 12. Декабрь. Год четвертый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35616

      Название: Подснежник_1862_№ 04. Апрель. Год пятый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35617

      Название: Подснежник_1862_№ 01. Январь. Год пятый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35618

      Название: Подснежник_1862_№ 05-06. Май-Июнь. Год пятый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35619

      Название: Подснежник_1862_№ 02-03. Февраль-Март. Год пятый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35620

      Название: Подснежник_1862_№ 07. Июль. Год пятый
         ID: http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/35621


---------------------------------------
Новые материалы: Светлячок: 21

Collapse )

Lion

Мир есть печаль, в нём крепко спят крупинки счастья...©

ХИРОСЭ ТАКЭО И ЛЮБОВЬ К РОССИИ

ИДЕАЛИЗИРОВАННЫЙ ОБРАЗ "ГЕРОЯ ВОЙНЫ"  

Любой японец, учившийся в школе до войны и во время войны, знает историю капитана 2-го ранга военно-морских сил Японии Хиросэ Такэо. Сейчас его нет в живых. В Токио, на Канде, ему поставлен памятник.

В начале русско-японской войны русская эскадра в Порт-Артуре блокировалась трижды.

13 апреля знаменитый русский флотоводец вице-адмирал С.О.Макаров вышел из порта на корабле с намерением вступить в бой с главными силами японской эскадры. Однако флагманский корабль "Петропавловск" наскочил на мину, адмирал и офицеры разделили судьбу корабля. С этого момента моральное состояние личного состава русской эскадры все время было подавленным.

Во время второй блокады Порт-Артура на корабле "Фукуи-мару" погиб капитан второго ранга Хиросэ. В "Фукуи-мару" попала торпеда, и поскольку корабль стал тонуть, то все матросы бросились к шлюпкам. Однако Хиросэ остался на корабле, пытаясь отыскать пропавшего мичмана Сугино, но живым он не вернулся.

Хиросэ превозносили как первого героя русско-японской войны и умалчивали о подлинных чертах его личности. Он был обычным военным, но хорошо владел русским языком, так как находился в России в течение пяти лет. Хиросэ любил русских, русскую литературу, и у него был роман с русской девушкой.

О пребывании Хиросэ в России уже есть подробное исследование Симада под названием "Хиросэ Такэо в России". Небезынтересно будет поближе познакомиться с этим человеком.

[Ознакомиться!]

СТРЕМЛЕНИЕ ИЗУЧИТЬ РУССКИЙ ЯЗЫК

Хиросэ родился 27 марта 1868 г. в городе Такэда префектуры Оита. Он был вторым сыном бедной самурайской семьи княжества Ока. Отец его после революции Мэйдзи стал судьей и переехал к месту нового назначения в Такаяму (префектура Гифу). Там Хиросэ окончил начальную школу и после обучения в токийской средней школе поступил в военно-морское училище, которое в то время находилось в Цукидзи. С лета 1888 г. военное училище перевели в Этадзима.

Успехи его были далеко не блестящими, но в то же время он овладел мастерством дзюдо, получив третий дан. Вскоре он оканчивает военное училище и служит в морском сторожевом отряде.

В то время произошел инцидент в Оку, когда полицейский Цуда Сандзо ранил руского наследника Николая (1891). Младший лейтенант Хиросэ проявляет глубокий интерес к России, и, по-видимому, с этого времени у него появилось желание изучить Россию.

Военно-морской флот Японии в отличие от японской армии не располагал большим опытом в изучении России. Первым, кто обратил внимание на это, был капитан-лейтенант Номото Цунэакира. Находясь на службе во Владивостоке, он изучал русский язык, стал военно-морским атташе при посольстве в России и в 1896 г. возвратился на родину. Вместо капитан-лейтенанта Номото военным атташе посольства в России был назначен капитан-лейтенант Ясиро Рокуро, также изучивший русский язык во Владивостоке в течение трех лет.

Ясиро в военном училище в Этадзима был у Хиросэ преподавателем. Узнав, что Ясиро возвратился из Владивостока, Хиросэ обратился к нему с просьбой помочь изучить русский язык. Ясиро с удовольствием взялся за это. Рассказывают, что Ясиро удивлялся рвению и упорству Хиросэ, регулярно приходившего к нему каждый вечер для изучения русского языка.

Однако не прошло и года после начала занятий, как началась японо-китайская война, и обучение прервалось. В марте следующего года японо-китайская война закончилась, и Хиросэ, став капитаном-лейтенантом, назначается командиром торпедного катера № 18 в Иокосука. Капитан-лейтенант Ясиро отправляется к месту нового назначения в Петербург в качестве военно-морского атташе посольства. Учителя русского языка у Хиросэ не стало.

НА ОБУЧЕНИЕ В РОССИЮ

В это время в порту Иокосука находился русский крейсер "Нахимов". Хиросэ вначале беседовал с русскими офицерами на английском языке и затем постепенно перешел на русский язык. В письме к одному интенданту военно-морского флота, старому другу из числа окончивших школу иностранных языков, знавшему русский язык, Хиросэ высказывает сожаление, что у него нет учителя русского языка, и просит его о том, чтобы тот "ежедневно обучал его русскому языку по полчаса или часу".

Капитан-лейтенант Хиросэ на картографическом судне вскоре после проведения топографических измерений в Южно-Китайском море возвращается в Иокосука и встречает новый, 1897 год. В канун Нового года он пишет в дневнике о трех основных планах на текущий год. На первое место ставится "самое усердное изучение русского языка".

Двумя годами раньше (1895), в апреле, имела место интервенция трех держав в Китай. Россия вызвала недовольство в Японии. Армия интенсивно вооружается против России, своего вероятного противника.

В 1897 г. командование военно-морскими силами решило направить молодых способных офицеров в Англию, Германию, Францию, Америку и Россию. Было неофилиально решено направить в Россию капитан-лейтенанта Хиросэ. В то время начальник управления военной подготовки Ямамото Гомбэй, зная, что окончивший военное училище Хиросэ занимал 64-е место среди 80 учащихся, усомнился в пригодности этой кандидатуры. Однако, кроме него, не было подходящего человека, который знал бы русский язык и стремился к изучению России.

Можно представить, с какой радостью воспринял это капитан-лейтенант Хиросэ.

Вскоре, 9 марта, Хиросэ стал сотрудником генерального штаба военно-морского флота и начал готовиться к учебе за границей. Имелось секретное предписание о том, что срок обучения за границей должен составлять примерно шесть лет. В июне 1897 г. был объявлен приказ о командовании Хиросэ на учебу в Россию.

В ПЕТЕРБУРГ

Получив приказ о поездке на учебу в Россию, капитан-лейтенант Хиросэ Такэо 8 августа 1897 г. отправился туда на французском корабле.

Через Шанхай, Сайгон, Индийский океан 18 сентября он прибыл в Лион, находящийся на юге Франции. Поездом он отправился на север и, миновав Париж, Берлин, Польшу, прибыл 26 сентября к месту назначения, в Петербург.

Поскольку накануне он отправил телеграмму с Варшавского вокзала, то в Петербурге его встретил военный атташе посольства Японии Ясиро Рокуро. Хиросэ проводили в квартиру, снятую Ясиро по адресу: Московский район, ул. Пушкинская, 11.

На следующий день в сопровождении капитана третьего ранга Ясиро Хиросэ прибыл для представления в японское посольство.

Послом Японии в России был Хаяси Тадасу - седовласый человек с бакенбардами.

Так как капитан-лейтенант Хиросэ являлся студентом-иностранцем (в действительности - сотрудником разведывательного отдела генерального штаба), то он не имел непосредственного отношения к работе посольства. Хиросэ посетил российское военно-морское министерство, находящееся у Невы, и представился офицерам, занимавшим ответственные посты. Сопровождал его капитан 3-го ранга Ясиро.

По карте Хиросэ исходил весь Петербург.

СПЕРАНСКАЯ

На третий день после прибытия, 28 сентября, Хиросэ в сопровождении стажера посольства Отаи навестил преподавательницу русского языка Сперанскую.

Сперанская была старой девой двадцати девяти лет, жившей в доме француза. У старика, хозяина дома, были две племянницы, Сперанская обучала их французскому языку и музыке. Жила с ними как с сестрами. Поскольку Отиаи и еще 2-3 человека уже изучали русский язык у Сперанской, то Хиросэ тоже решил брать у нее уроки.

Со следующего дня начались занятия. Хиросэ с большим желанием ежедневно по нескольку часов подряд изучал русский язык. Первый учебник был небольшим, всего 64 страницы. Подобно школьнику, Хиросэ начал с изучения русского алфавита. Когда закончили этот учебник, перешли ко второму, состоящему из 96 страниц. Вскоре параллельно приступили к разговорному языку.

Запоминать обиходные русские слова и отдельные выражения Хиросэ начал с предметов, окружавших его.

Для языковой практики Сперанская приглашала Хиросэ к себе домой на чай и всегда встречала его радушно.

Совершая время от времени прогулки по Петербургу с Хиросэ, Сперанская знакомила его с историей России и бытом русского народа. По воскресеньям и в праздники она показывала ему церкви и парки.

Ясиро и Хиросэ были друзьями. Жили они в одной комнате и говорили друг с другом по-японски. Однажды Ясиро сказал Хиросэ, что в таких условиях ему не выучить русский язык и поэтому им лучше жить отдельно. По совету Ясиро Хиросэ снял комнату на шестом этаже в том же доме. Живя в отдельной комнате, Хиросэ продолжал настойчиво изучать русский язык. Нередко он просиживал за занятиями до трех часов ночи.

ПЕРЕЕЗД В РУССКИЙ ДОМ

Прошел примерно год. Благодаря Сперанской Хиросэ наконец начал понимать русский язык. Сперанская была внимательным преподавателем, незаурядным человеком. Однако произошел небольшой "инцидент".

Однажды летом праздновались именины Сперанской. Состоялся ужин, на который были приглашены Хиросэ и Ясиро, произведенный в чин подполковника. В компании велись оживленные беседы. Когда зашел разговор о доме японского императора, то для русских здесь не было ничего необычного. На вопрос японского военного Сперанская без всякого умысла выразилась непочтительно в адрес японского императора.

Хиросэ умел держать себя в женском обществе, но на этот раз он не выдержал и вспылил. Русские женщины, находившиеся в обществе, были шокированы. Сперанская в испуге извинилась за оплошность. Подполковник Ясиро вошел в зал, и все уладилось. Но у Хиросэ на сердце было тяжело, он чувствовал себя неловко из-за того, что вспылил в доме женщины, которой был столь многим обязан. Больше к ней он уже не приходил.

Когда Хиросэ сказал подполковнику Ясиро о том, что больше "не будет заниматься у Сперанской и собирается найти другого преподавателя", подполковник согласился, зная настойчивый характер Хиросэ. Поскольку лучшим способом для овладения русским языком является проживание в русской семье, то Хиросэ нашел частный дом. Он принадлежал чиновнику министерства финансов и был расположен примерно в тридцати минутах ходьбы от дома, где жил Ясиро. Хозяйка дома, дочь духовного лица, была женщиной образованной, и Хиросэ решил у нее брать уроки русского языка.

С сентября 1898 г. у Хиросэ началась новая жизнь.

ИЗУЧЕНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА

Преданный делу, Хиросэ Такэо, изучая русский язык, вкалдывал в это всю свою душу. Понемногу он стал делать успехи. Подполковник Ясиро, любивший Хиросэ как младшего брата, посоветовал ему вести днвник на русском языке, чтобы скорее овладеть правописанием. Кроме того, он посоветовал изучать и французский язык, широко распрострвненный в русском высшем обществе. Хиросэ последовал его совету.

После довольно хорошего усвоения начального курса хрестоматии и грамматики Хиросэ купил сборник басен И.А.Крылова. С весны 1899 г. Хиросэ стал студентом Петербургского университета. Непосредственная цель его пребывания в России заключалась в изучении боевой готовности ее военно-морского флота. Чтобы знать внутриполитическое положение страны, национальные особенности народа, его культуру, Хиросэ читал русскую художественную литературу.

В его личной библиотеке имелись полные собрания сочинений русских писателей XIX в., такие, как семитомник произведений Пушкина, два тома произведений Лермонтова, пять томов Гоголя, двенадцать томов Тургенева и девять томов Толстого. Однако в его библиотеке недоставало произведений Достоевского, Чехова, Горького и других русских писателей. По-видимому, он особенно любил Пушкина и Гоголя. Он сделал перевод стихотворения Пушкина "Поэту":

Поэт! не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Когда Хиросэ уже довольно-таки сносно смог говорить на русском языке, Ясиро взял его с собой в дом одного русского друга, которому он мог доверять. Это был дом фон Петерсена, профессора Петербургского университета и врача. У него было два сына и дочь. Сыновья профессора сразу подружились с Хиросэ. Хиросэ любил детей. В Токио жила его племянница Кэйко. Дочь Петерсена звали Мария Оскаровна, было ей 21 или 22 года, блондинка с голубыми глазами и умным лицом, спокойного, приятного нрава. Когда она узнала, что Хиросэ собирает для своей племянницы марки, то быстро собрала для него тысячу русских марок.

Каждый раз, когда Хиросэ приходил в этот дом, сердце его начинало усиленно биться.

ХИРОСЭ СТАНОВИТСЯ ВОЕННЫМ АТТАШЕ

Подполковник Ясиро, отслужив положенные три года, собрался возвращаться в Японию. Своим преемником он предложил, не объявляя об этом открыто, стать Хиросэ. Поскольку это было лишь предварительное решение, то Хиросэ отнесся к этому предложению равнодушно. Дело в том, что у него пока не было уверенности в знании русского языка и России.

В марте 1899 г. Ясиро выехал из Петербурга. Для Хиросэ расставание с Ясиро, который заменял ему духовного отца и старшего брата, было особенно грустным. Однако вскоре, в апреле, Хиросэ распрощался с положением иностранного студента в России, и его назначили военным атташе посольства Японии. Основную часть жалованья, около 4 тысяч иен в год, Хиросэ отправлял на содержание отца и больного младшего брата.

Если иметь в Японии в месяц сорок иен, то одному в то время можно было вполне прилично существовать. Что же касается России, то цены там по сравнению с Японией были высоки. Хиросэ приходилось вести жизнь человека со средним достатком.

Хиросэ не пил, не курил, не увлекался женщинами и был человеком с незапятнанной репутацией. Однако вместе с тем он имел обширный круг знакомств. Среди друзей были не только японцы, но и русские. Нередко он направлял им дорогие подарки.

Став военным атташе, Хиросэ часто ездит по России. Он проплыл по Волге, видел Кавказские горы и море в Крыму, посетил крепость Кронштадт. В дальнейшем он пресек море и совершил поездку для ознакомления с английским военно-морским флотом. Он объездил также побережье Балтийского моря.

СЕМЬЯ КОНТР-АДМИРАЛА КОВАЛЕВСКОГО

Хиросэ, ставший военным атташе, помимо семьи профессора Петерсена, был вхож в семью контр-адмирала Ковалевского, с которым у него установились очень близкие отношения. Контр-адмирал Ковалевский был начальником гидрографической службы. Вместе с капитан-лейтенантом Като Кандзи Хиросэ познакомился с Ковалевским на приеме в саду, устроенном министром военно-морского флота России. Старшего сына Ковалевского Сергея, младшего лейтенанта, служившего на флоте, дома не было. Контр-адмирал представил Хиросэ двух дочерей. Старшая Мария - восемнадцати лет, младшая Ариадна - шестнадцати лет. Это были жизнерадостные девушки. Семья Ковалевского радушно встретила Хиросэ.

Заканчивался 1899 год, и наступал год 1900. Стояли морозы до 20-30°. Это было время знакомств. Периодически Хиросэ приглашал в гости контр-адмирал Ковалевский. 9 января вместе с капитан-лейтенантом Като Хиросэ посетил вечер танцев. Дочери Ковалевского упорно приглашали танцевать, но Хиросэ, извинившись, что "плохо танцует", наблюдал за танцующим капитан-лейтенантом Като.

В дальнейшем Хиросэ некоторое время не появлялся в особняке Ковалевского. Это было связано с тем что умер его младший брат Ёсио. В конце февраля, когда появившийся в доме Ковалевского Хиросэ сообщил о смерти младшего брата, хозяйка дома, огорчившись до слез, всячески утешала Хиросэ.

В третьей декаде февраля семья Ковалевских посетила Хиросэ в пансионе. В то время он проживал в квартире шестого этажа на Караванной улице. Это был редкий случай в светском обществе Петербурга с его установленными канонами. Хиросэ был глубоко тронут и оказал пришедшим теплый прием.

ВИЗИТ АРИАДНЫ

Хиросэ, который плохо танцевал, после настойчивых просьб женщин начал овладевать этим искусством. Русским языком он владел уже прилично.

Большой интерес у Хиросэ вызвала младшая дочь Ковалевских Ариадна. Когда Хиросэ встретился с Ариадной, ей было шестнадцать лет, однако время шло, и вот ей уже восемнадцать лет. Она посещала пансион благородных девиц, была веселой, с пухлыми щечками.

Однажды, в конце января 1901 г. не сообщив родителям, она одна пришла в комнату Хиросэ на Екатерининской улице.

Хиросэ просто растерялся.

Как раз в это время Хиросэ читал русскую книгу с иллюстрациями японских военных кораблей, и поскольку не было темы для беседы, то разговор зашел об этих военных кораблях.

"В моей стране есть шесть военных кораблей", - сказал Хиросэ и после объяснения таких названий, как "Асахи", "Ясима", "Сикисима", добавил, что это "красивые названия; так как Япония страна красивая, то японцы любят красивое. Поэтому даже военным кораблям дают названия, которые красиво звучат".

В военных кораблях она не разбиралась, но внимательно слушала объяснения Хиросэ и выглядела смущенной. Вскоре она ушла. Тридцатитрехлетний неискушенный Хиросэ не понял цели ее прихода. Он только подумал, что у нее в семье что-то произошло неприятное.

ВСПЫХНУВШАЯ ЛЮБОВЬ

Наступил апрель, пока еще стояли холода, но весна чувствовалась, на улицах стало появляться больше людей. Однажды во время прогулки вдоль канала Фонтанки Хиросэ зашел в Летний сад. Осмотрев дворец Петра I вблизи Невы, Хиросэ вышел на площадь, где собрались дети.

Когда он любовался видом, стоя у памятника Н.А.Крылову, сзади раздался чей-то легкий смех. Оглянувшись, он увидел белолицую жизнерадостную Ариадну.

"А, это вы. С опозданием благодарю вас за цветы, которые вы передали мне недавно", - сказал Хиросэ. Она, улыбаясь, ответила любезностью.

В самом деле, после того как она неожиданно посетила Хиросэ, к нему пришли дочь Петерсена с младшим братом. Ариадна узнала об этом, и не в состоянии удержаться, пришла к Хиросэ еще раз, с цветами, но его не застала дома. Тогда она передала ему цветы через швейцара.

При разговоре о цветах она покраснела. Чтобы изменить тему разговора, Хиросэ предложил прогуляться. Во время прогулки Хиросэ был мрачным и молчаливым, что было не похоже на него.

- Такэо-сан, вы чем-то обеспокоены?

- Да, в письме из Японии мне сообщили о болезни отца и о том, что он вряд ли долго проживет. Расстояние до Японии не близкое, и я вряд ли смогу увидеть его в случае, если случится худшее.

- Япония далеко, но ведь оттуда-то вы приехали. Сможете и вернуться, - успокаивала его Ариадна. Затем тихо сказала: - Я могла бы вас сопровождать.

Хиросэ не поверил собственным ушам. Сказанное поразило и смутило его.

СМЕРТЬ ОТЦА

26 мая пришло известие о том, что в апреле умер отец. Хиросэ был убит горем. Работа его не продвигалась.

В такой момент его до глубины души трогали сердечные слова утешения Марии и Ариадны.

Он почувствовал еще большую любовь к Ариадне. Карие глаза Ариадны, полные любви, вселяли энергию в павшего духом Хиросэ.

В июле Ариадна с семьей отправилась на дачу. Какая пустота! Хиросэ отправился на промышленную выставку в Ригу и на обратном пути намеревался заехать на дачу Ковалевских.

ДОГОВОРЕННОСТЬ О КАТАНИИ НА САНЯХ

6 июля 1901 г. после посещения Риги Хиросэ Такэо возвращался ночным поездом. Это было связано с решением посетить дачу контр-адмирала Ковалевского, расположенную в курортном месте на берегу Финского залива.

Семья Ковалевских, и приежде всего Ариадна, встретила Хиросэ радушно. Он забыл на время свою скорбь по отцу. Хиросэ находился у Ковалевских несколько дней. Вечером, накануне возвращения в Ревель, Хиросэ гулял по побережью с Ариадной. Она сказала, что хотела бы все знать о Хиросэ. Ариадне хотелось знать о брате Хиросэ, его мледшей сестре, обо всем.

Хиросэ сообщил в Токио о своем намерении возвратиться в Японию в следующем году.

Ариадна спросила, когда он возвращается в Японию. Хиросэ ответил, что он предполагает сделать это в августе-сентябре, но что эту зиму он проведет в России. Хиросэ предложил Ариадне с наступлением зимы покататься на санях, и она согласилась.

По возвращении Хиросэ в Петербург его ожидали различные дела. Однажды в сентябре к Хиросэ на Екатерининскую улицу неожиданно пришел знакомый капитан-лейтенант Михайлов. Он сообщил поразительную новость:

"Я люблю дочь Ковалевских и фактически являюсь вашим соперником. Но я знаю, что ее сердце полностью принадлежит вам. Поэтому я пришел сказать, что отступаю, а вы обязательно женитесь на ней".

Хиросэ был очень удивлен. После ухода гостя Хиросэ задумался. Он не мог понять своего чувства к Ариадне и находился в растерянности: что это - дружба или любовь?

18 октября в японское посольство пришла телеграмма, в которой сообщалось, что, "согласно приказу от 12 октября, капитану третьего ранга Хиросэ надлежит в текущем году вернуться на родину через Сибирь и по пути обследовать различные районы этого края".

Планы Хиросэ не осуществились, не суждено было ему кататься на санях с Ариадной.

РАЗРУШЕННОЕ "ЧУВСТВО ВЗАИМНОЙ ЛЮБВИ"

"18 октября я еще буду в Петербурге. Время от времени мы, по-видимому, будем видеться", - сказал Хиросэ Ариадне. Лицо ее было печальным.

Во время подготовки Хиросэ к возвращению на родину пришло известие, что в русскую столицу прибудет Ито Хиробуми - глава делегации для участия в японо-русских торговых переговорах. Но японо-русские переговоры шли не гладко, и глава правительства премьер-министр Кацура тогда форсировал заключение японо-английского союза. Вскоре союз между Японией и Англией был заключен. Влиянию России, которое больше распространялось на юг Дальнего Востока, был нанесен встречный удар в Маньчжурии и Корее. Тем самым определилась основная тенденция к конфронтации между Японией и Россией.

В свободное время Хиросэ с Ариадной осматривали церкви и исторические места Петербурга. Однажды в записной книжке Ариадны, посетившей Хиросэ, он написал переведенное им на китайский язык стихотворение Пушкина "Ночь":

Мой голос для тебя и ласковый и томный
Тревожит позднее молчанье ночи темной.
Близ ложа моего печальная свеча
Горит; мои стихи, сливаясь и журча,
Во тьме твои глаза блистают предо мною,
Мне улыбаются, и звуки слышу я:
Мой друг, мой нежный друг... люблю тебя... твоя!..

"Вероятно, перевод несколько отличается от стихотворения Пушкина, но сейчас эти стихи выражают мои подлинные чувства к вам", - сказал Хиросэ. В глазах Ариадны появились слезы.

Дочь фон Петерсена Мария Оскаровна, с которой Хиросэ был в дружеских отношениях, на память подарила ему коллекцию из 1100 марок. Хиросэ в ответ подарил ей гарду [Гарда - круглый щиток, отделяющий рукоятку японского меча от лезвия; обычно богато украшен. - Прим. перев.] любимого японского меча.

ПРОЩАЙ, ПЕТЕРБУРГ!

Наконец наступил день отъезда из столицы. Дата отправления не совпадала с предполагаемой ранее. В текущем году он уехать не смог, а отправился из Петербурга в десять часов вечера 16 января 1902 г.

Утром того же дня Хиросэ встретился с Ариадной. Она вложила в его руку небольшого размера серебряные часы и сказала: "Крышка часов автоматически открывается. Можно увидеть на ней выгравированные инициалы". Ариадна обратила внимание Хиросэ на крышку часов и букву "А", означавшую заглавную букву имени Ариадна, и одновременно буква была первой от слова "любовь" (amor).

О чем они говорили, неизвестно. Однако оба, по всей видимости, желали встретиться в будущем. Но это была их последняя встреча.

В десять часов вечера, провожаемый почти всеми японцами, находившимися в Петербурге, Хиросэ отправился с Николаевского вокзала. Проехав по железной дороге заснеженную Сибирь, он 4 марта прибыл во Владивосток, а 28 марта, после пяти лет пребывания в России, возвратился в Токио. Спустя два года Хиросэ погиб в Порт-Артуре.

Любовь к Ариадне была романтическим цветком, распустившимся в душе Хиросэ, чловека типично военного склада. Империалистическая русско-японская война не только жестоко растоптала его любовь, но и отправила в ад двести тысяч человеческих жизней.




/tr>

ИСТОЧНИК:
С.Накамура. "Японцы и русские", пер. с яп. с сокр. Салтыкова В.Я., Москва, "Прогресс", 1983


Писал всё, естественно, не я. Уже постфактум выяснил, что в указанном материале порылся и Чхатришвили-Фандорин вот здесь. Ну, я и у него позаимствовал кусочек

Вот письмо, в котором он рассказывает родственнице-японке об Ариадне-сан, и говорит, что красавица с картинки очень на нее похожа:
4   

На самом деле Ариадна Анатольевна выглядела несколько иначе:
5



Оба-два

Нашел шикарную книгу

Текст не мой - но книжку откопал в Бразилии я!

 Аммон Ши целый год читал Оксфордский энциклопедический словарь. Он проработал с карандашом в руках 21730 страниц и выписал много-премного, а хотелось бы вшестеро больше редких, трудных и забытых слов. На радость нам, vocabularians, лексическим фанатикам и терминологическим одержимцам, жертвам ономатомании – патологической фиксации на подборе правильного слова. Вот некоторые примеры, надеюсь, понравятся:

Accismus (акцизм) – притворный отказ от желаемого.

Admurmuration (адмурмурация) – шёпот как действие. Мне тут бабка у подъезда адмурмурировала…

Consenescence – совместное старение, схождение на нет; общее гниение. Песня Битлз Consenescence, or Grow Old with Me.

To constult – вместе делать глупости. – И чем вы занимались? – We… constulted.

Dipnosofist (дипнософист) – человек, обучающийся в процессе застольного разговора. Надо открыть дипнософский факультет при кулинарном техникуме, он будет дико популярен.

Felicificability – способность быть осчастливленным. Такой-то по натуре не очень фелицификабелен.

Frauendienst – преувеличенное рыцарство по отношению к женщине. Заимствование из немецкого. Вот где рыцари-то: в Германии.

Gymnologize – проводить дискуссии, обнажившись, подобно индийским философам. Я не знаю, зачем!

Hypergelast (гипергеласт) – человек, непрестанно смеющийся. По-украински "дурносмiх".

Insordescent – всё более оскверняющийся. Величественно звучит! Стану собирать металлюжную группу, так и назову.

Interdespise – ненавидеть ненавидящего вас. А как «благословлять проклинающих вас» одним словом, не нашла.

Kakistocrasy (какистократия) – правление худших. Антоним аристократии. Название украинскому общественному строю найдено, ура!

To lant – доливать пиво мочой для крепости. Василий Алибабаевич ещё порядочный человек по сравнению с этими преступниками.

To leep – умываться коровьим навозом. Ради белизны и свежести лица.

Mammothrept (маммотрепт) – 1) ребёнок, воспитанный бабушкой; 2) испорченный ребёнок. Без комментариев.

Mataeotechny (матеотехния) – бесполезное и/ или невыгодное умение. Я не талантлив, я матеотехничен.

Miskiss - поцеловать неправильно. К сожалению, не прилагаются схемы основных ошибок и методы их устранения.

Nemesism – противоположность нарциссизму. От имени богини мести Немезиды.

Petrichor – приятный запах сырой земли после ливня. Слово-фаворит Аммона Ши.

Psithurism – шелест листьев на ветру. Моё слово-фаворит.

Tacenda – совокупность всего того, о чём следует умалчивать. Представляется толстенный талмуд, прикованный цепями к столу, и - готическим шрифтом на пергаменте обложки: Tacenda.

Vomiturient – желающий сблевать. Высшее образование – процесс превращения абитуриентов в вомитуриентов.

Wonderclout – красивая, но малоценная вещь. От корней "диво" и "половая тряпка"

Комментарии к вокабулам юморные, и каждая глава сопровождается весёлой статьёй об истории словарного дела или о личных впечатлениях от чтения OED (Oxford Encyclopedical Dictionary).


[Филологичничать дальше]

ДОПОЛНЕНИЕ. Расширение расширения (прочие язЫки)


Mokita (Новая Гвинея) - правда, которую знают все, но которую никто не отваживается произнести вслух.

Ah-un (Япония) - понимание друг друга без слов, возникающее со временем между влюблёнными и старыми друзьями.

Mono no aware (Япония) - грусть из-за неумолимого течения времени.

Shibui (Япония) - неприятное проявление чего-либо изначально определённо красивого.

Mbukimbuki (язык племен Бантý, западная Африка) - в порыве радости сорвать с себя одежду и танцевать нагишом.

Ubuntu (языки зулу и ксоза) — «человечность по отношению к другим». Другое значение — «вера во вселенскую связывающую силу участия, объединяющую всё человечество».

Wobal (казахский) — если есть нечто, что может приносить пользу человеку, то это нечто нельзя выбрасывать, портить и т. д. Даже если это в принципе не нужно тебе лично. А нельзя выбрасывать, потому что обал.

Тingo (pascuense, Остров Пасхи) - одалживать у своего друга вещи, одну за одной, до тех пор, пока у него ничего не останется.

yoko meshi (японский) - стресс, переживаемый человеком, говорящим на иностранном языке.

Fachidiot (немецкий) — компетентный эксперт в одной области, но в общем и целом идиот.

Olfrygt (датский викингов) - боязнь нехватки пива (слоган предыдущего поста не напоминает?)

Бонус - видео-описание книжки и беседа с автором


Желающие могут получить сей труд в формате читалок Сони и Киндл у меня :)

Hi Jack!

Чо-то "Азазель" вспоминаю... "Сиротки, кругом одни сиротки"©.

А за спиной у каждой сиротки Steyr AUG висит... (( Если такое дело -  то я, неверное, джайнист...;)

"Гимназия Василия Великого берется обучать и воспитывать детей с самого малого возраста, выпуская их в жизнь после 11 класса. Поэтому очень необходим именно непрерывный и единый процесс воспитания и образования. Даже преподаватели наши работают и в садике, и в гимназии – это очень важная вещь, потому что дошкольное воспитание, не сопряженное с воспитанием школьным – это болезненный разрыв. Здесь же все предусмотрено, это великое дело!

Конечно, в первую очередь все зависит от того, любят ли воспитатели и преподаватели своих детей. Я сегодня еще раз убедился, что наши воспитатели детей любят, а это уже больше, чем половина дела. Без любви ничего невозможно, а уж особенно в православном детском саду любовь должна стоять на первом месте".

Заведующая детским садом Оксана Владимировна только и успевала отвечать на вопросы родителей, а исполнительный директор Фонда святителя Василия Великого Михаил Феликсович Вильтер - принимать благодарности за такое красивое и уютное здание, построенное под его непосредственным руководством.

Еще не закончился праздник в честь открытия детсада, а неутомимый Михаил Феликслвич тут же организовал рабочее совещание по строительству храма, который тоже будет находиться на территории гимназии.


Hi Jack!

Наука о религии - и не только о ней. Англичане и германцы глазами акаденика Ивана.

Собачка, собачка...

Теперь я должен представить доказательства, что все совершенство жизни, все тонкое соответствие с действительностью — есть следствие тормозного процесса. Предположим, вы выработали ассоциацию на какой-нибудь звук. Сначала эта ассоциация, как я говорил, бывает разлитого характера, затем она становится специализированной, действует только один звук, остальные не действуют. Я вам упоминал, что на остальные звуки развивается торможение. Что это действительно так, доказывается вот чем. Если я достиг того, что моя ассоциация, мой рефлекс специализировался, то стоит мне после того, как я эти остальные звуки испытал, попробовать мой действующий звук, и он, оказывается, не действует. В чем дело? Очевидно, я развил тормозной процесс, и этот процесс сразу из нервной системы не ушел. Он там остался, и моя постоянная ассоциация была им подавлена. Если такой опыт практиковать чаще, то такого воздействия тормозного процесса уже не наблюдается, но вначале он о себе дает знать очень отчетливо. Таким образом, вы видите, что основной закон нервной системы тот, что она состоит из двух половин: из проявления деятельности раздражения, или свободы в широком смысле, и из проявления деятельности задерживания, торможения, или дисциплины, узды. Вне этого нет жизни. Жизнь уничтожается. В этом отношении можно представить массу примеров, что жизнь есть равновесие, что высшее совершенство жизни, культура животного связана с равновесием этих двух половин. Как только происходит перевес одной половины над другой, вы сейчас же получаете некультурный, не соответствующий действительности тип. И это можно сделать чисто искусственно, различными приемами. Стоит, например, дать перевес раздражению, и вся эта тонкость жизни разрушается. Вы выработали ассоциацию на тон. Стоит вам впрыснуть животному кофеин, который возбуждает нервную деятельность, усиливает процессы раздражения, и необходимое торможение исчезает. А вместе с ним исчезает и тонкая приспособленность к жизни, животное начинает смешивать звуки, теряет возможность тонко реагировать на действительность. Далее. Можно перенапрячь тормозную деятельность, и тогда получается хаотическое состояние. Животное делается больным, неврастеничным, мало приспособленным. Вы видите, что основа культуры, совершенство жизненного приспособления зависит от правильного соотношения двух процессов — раздражения и торможения. , Понятно, раз так, что нервная деятельность состоит из двух половин, то должны встречаться экземпляры животных двух различных типов, типа раздражительного и типа уравновешенного. Одна собака проявляет специализирование, дифференцировку ассоциации в один срок, другая — в другой. У некоторых это совершается до такой степени туго, что их сначала надо напрактиковать на более простых случаях, только тогда они образовывают и тонкие дифференцировки. Понятно, что такое животное представляет менее совершенный тип, оно недостаточно культурно, реагирует на внешние явления без толку. И наоборот, солидный, уравновешенный тип, с хорошо развитым торможением, у которого все размерено, рассчитано, — этот тип является более совершенным и приспособленным.
Мне кажется, никто не станет оспаривать, что с такой же меркой... с таким аршином можно перейти и к людям.
Безусловно, это фундаментальный закон и для человека, только для него он еще более притязателен, более необходим, потому что и условия жизни человека более сложны. Так же, как и животные, так же различаются между собою в этом отношении и люди, и нации. Мы знаем очень хорошо, что в человеческой жизни практикуется и нарочно, сознательно масса тормозов. Тормоза эти известны.
Я сначала дам их на том типе, на тех народах, где эти тормоза развиты наиболее резко, наиболее приближаются к идеалу, т. е. на английском и германском народах. Эти тормоза представлены, во-первых, религией, затем законом, властью, контролем, далее воспитанием, обычаями, привычками. Это все тормоза.
Возьмем английскую нацию. Это, безусловно, одна из передовых наций, раз она сумела распространить свое влияние и обсеменить культурой весь мир. Этой нации принадлежат вершины как в умственном отношении, в области научного духа, достаточно назвать Ньютона, Дарвина, так и величайшие образцы в области литературы — Шекспир. И вместе с этим английская нация держится за религию больше, чем какая-либо другая. Когда я был в Англии, я был поражен падением религиозности в нашем либеральном обществе по сравнению с обществом английским. Мне пришлось быть на банкете своих товарищей медицинского факультета. И я был удивлен, когда тостмекер первым делом провозгласил молитву. Собрались врачи и прежде всего начали с молитвы! В тот же раз я был приглашен на завтрак в семейном кругу к профессору медицинского факультета. И здесь начали с молитвы.
Предо мной прошел еще один случай. Как раз в 1912 г. я присутствовал при юбилее Королевского общества, рассадника научной культуры Англии. Это торжество началось службой в Вестминстерском аббатстве. И когда я, русский либерал, держался так, как обыкновенно держимся на молитве мы, я попал в неловкое положение. Со мной рядом стоял Рамзай. Я с ним был знаком, и когда совершалась служба, я по-российски отвлекал его разговорами и не сразу заметил, что он настроен благоговейно.
Надо сказать, что здесь одно стоит другого, потому что речь, которую начал аббат, представляла привет от имени церкви всему научному миру. Он говорил на тему «Бог есть истина» и сказал, что «церковь кланяется вам, как искателям и накопителям истины». Таково отношение к первому тормозу, к первой узде самых свободолюбивых и умственных людей.
Возьмем закон. Английская нация, конечно, страшно ушедшая по условиям своего существования вперед, обеспечивающая и телесное, и нравственное благополучие и, однако, не отказывающаяся от строжайшего закона — смертной казни за убийство. Если ты умышленно и сознательно лишил жизни другого человека, то ты можешь удовлетворить, лишь потерявши и свою жизнь, отдав то, что ты взял у другого. Таков закон. Не так давно сообщалось о докторе, который отравил свою жену, чтобы вступить в связь с другой. И ничто не спасло. Он был присужден к смертной казни. Вот образчик строгости закона. И это касается как крупных вещей, так и мелочей.
Относительно мелочей мы можем обратиться к другой нации — германской. Вы знаете, что в Германии вся жизнь переполнена штрафами. Вы не можете сделать шага, чтобы вас не накрыл штраф. Я помню одну сцену в Лейпциге, где я жил с семьей. Центральная часть — Ринг — окружена променадой. Однажды мы всей семьей двигались по этой променаде, няня везла в колясочке сына. Вдруг женщина, которая попалась нам навстречу, обратилась к нам в большом возбуждении: «Разве по этой дорожке можно идти? По этой дорожке — стоит сорок копеек штрафа». Не угодно ли. Огромный сад, пустая дорожка. Мы никому не мешаем, и вдруг штраф. Больше того. Там стоят особые скамейки с надписью: «Kinderbank» 29 , и ни на какую другую вы с ребенком сесть не можете, иначе снова штраф. Видите, каковы узды. И это не для вида только. Вас стережет шуцман, и если вы промахнетесь, штраф взыщут самым прекрасным образом. Возьмем дальше университетские отношения. Кембридж и Оксфорд — это университеты, из которых выходит цвет английской интеллигенции. Что же вы думаете? До сих пор вечерами по городу ходят попеременно два профессора, выбираемые для этого советом профессоров, для наблюдения за приличным поведением студентов на улице, причем их сопровождают два служителя на случай ловли, если кто-либо побежит. И это не возмущает студентов и не шокирует профессоров! Видите, какие поражающие факты внимания к этой узде, дисциплине. И там это проходит через всю жизнь. Вы знаете, до какой степени там крепки обычаи, привычки. Все это имеет огромное жизненное значение. На этом вы поддерживаете практику нервной деятельности, упражняете торможение. Вот почему имеет значение и формализм, уже по одному тому, что есть практика тормоза.
Вы видели, господа, что самые передовые нации — англичане и германцы — в принципе придают такое же значение торможению, узде, как и проявлению деятельности, свободы. Понятно, что идеал состоит в равновесии одного и другого. Когда рядом с торможением обеспечиваются и законные пределы свободы. В этом отношении интересные примеры дает практика английских государственных людей и учителей.
В то время как я, будучи в Англии, занимался празднествами, моя жена интересовалась гимназиями. Когда жена в разговоре с одним директором гимназии рассказала ему о наших порядках, о наших родительских комитетах, о правах их, он с гордостью заявил, что он в своей гимназии самодержец, автократ. Понятно, автократ в английском духе, автократ ограниченный, не смеющий посягать на права других.
Затем речь перешла на отношения к ученикам. Этот директор сообщил очень неожиданный для нас факт, что даже в низших классах, до десятилетнего возраста воспитание обстоит так, что у известного воспитанника, поставленного первым в классе, есть права, и до того большие, что он за известные проступки может налагать от себя на товарищей наказания, иногда даже серьезные. Большие права, и все, все это в распоряжении мальчугана. При этом, когда он творит суд и расправу, может присутствовать и директор-автократ и может что-нибудь говорить, ходатайствовать и т. д. Но наступает момент, когда маленький судья вынес вердикт, и директор должен замолчать, а все делается так, как решил мальчуган. Видите, какое равновесие! У англичан наблюдается поразительное сочетание жизненности с торжеством пустых приличий и обычаев. Нам всем членам [Королевского общества] пришлось представляться королю в [Букингемском] замке. Так как погода была мокрая, то не знали, представляться ли во дворце или в парке, но потом прояснилось, и решено было, что в парке. С одной стороны, приличие требовало, чтобы каждый из нас имел цилиндр. Но рядом с этим и признание права за пустяками: так как было мокро, то все явились с подвернутыми брюками. Попробуйте-ка применить это к русскому этикету!
Вы видите, господа, что у передовых наций осуществлено от мелкого и до большого — сочетание дисциплины и свободы. Перейдем теперь к нам. Здесь будет очень не похоже на то, что я вам передал относительно англичан. Вы знаете, что наши интеллигентные классы очень нерелигиозны и даже поспешили свои идеи просочить и в народную массу. Мне было бы странно, если бы я в интеллигентном доме начал обед с молитвы. Это бы шокировало.
Возьмите университет. Разве возможно это у нас? Разве возможен у нас такой контроль над студентами? Какое возмущение произошло бы у нас с обеих сторон? Возмущались бы профессора, считая, что им навязывают полицейские функции. Возмутились бы и студенты: «Как, мы самостоятельные люди, с аттестатом зрелости, и вдруг смотрят, как мы ведем себя на улице?»
Возьмем вопрос с детьми. Как у нас ведется воспитание? Разве это не постоянная вещь, что стоит ребенку заплакать, и его каприз сейчас же исполняется? Мы боимся поступить так, как это требует разум, боимся настоять на своем только потому, что ребенок плачет. И так поступают и сегодня, и завтра. А в результате мы лишаем своих детей всякой практики торможения. Пусть он поплачет, раз-другой, в конце же концов привыкнет, подчинится! Но мы рассуждаем по-иному... «Как это я буду насиловать своего ребенка, как это я стану его притеснять?» Но что же вы делаете? Вы, правда, не делаете из своего ребенка раба внешнего, он у вас свободен, но вы делаете из него раба внутреннего, раба своих влечений, желаний. Он не будет иметь над собой никакой власти, потому что у него нет способности себя тормозить, эту способность вы у него не развивали. И мы этого не понимаем. Желая руководить счастьем ребенка, мы сами же делаем его несчастным. Мы создаем лодку без руля, без кормчего. И мы этого не сознаем.
Возьмите школу. Разве это не есть крупный, важный вопрос: быть дисциплине в школе или нет? И разве у нас нет школ без дисциплины? Это, конечно, не школы, а развращения! Мы воспитываем детей, которые не будут в состоянии жить, потому что у них нет власти над собой, потому что они рабы своих привычек и капризов.

Hi Jack!

Седьмая вода на Киселёве, или откуда у щирых украинцев оселедцы растут

Пространное цитатто из "конченно конечнорусского журналиста":

Впрочем, по происхождению я, конечно, русский. И не просто русский — коренной москвич, в пятом поколении минимум. А коренной москвич — это особая порода. Мои покойные родители дали мне чисто русское либеральное воспитание. Я интернационалист. Не страдаю ни имперским синдромом, ни тоской по сильной руке. Я не ощущаю себя униженным и оскорбленным оттого, что СССР проиграл холодную войну и распался, а коммунистический режим рухнул. Наоборот, я считаю эти события самыми позитивными из всех, что пришлись на жизнь моего поколения.

Да уж... Кристальная личность - на красном фоне - красная, на белом фоне - белая...

В 1979—1981 годах проходил срочную службу в Афганистане, где работал переводчиком в Группе советских военных советников. В 1981—1984 году преподавал персидский язык в Высшей школе КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского. (Из Википедии). Про карьеру на Гостелерадио, с помощью тестя сделанную, умолчим.

Напомнило Ильфа и Петрова: "Этого мы не знаем. В гимназиях не обучались". Митрич говорил сущую правду. В гимназии он не обучался. Он окончил Пажеский корпус"